Охранники и запасные выходы: театр встал на защиту Лии Ахеджаковой. 83-летнюю актрису едва не довели до инфаркта - ФЕДУЛОВ MEDIA

Охранники и запасные выходы: театр встал на защиту Лии Ахеджаковой. 83-летнюю актрису едва не довели до инфаркта

В «Современнике» впервые после скандала вышел нашумевший спектакль «Первый хлеб». Напомним, Лия Ахеджакова столкнулась с волной критики, сыграв в нем главную роль. Актрису обвинили в оскорблении ветеранов ВОВ. Лия пожаловалась, что пользователи Сети развернули против неё мощную информационную кампанию, буквально затравили.

 

Но, несмотря на волну негатива, 83-летняя артистка продолжит играть в скандальном спектакле. Ахеджакова призналась: ее расстраивает только одно — ложная информация о том, что ее накануне октябрьских показов вызывали в Следственный комитет.

 

 «Это неправда. И мне стыдно за тех глупцов, которые написали подобное враньё, не удосужившись проверить. Не знаю, как я из-за этой лжи не получила инфаркт! Я так переживала, что люди подумают, что эти враки исходят от меня. На самом деле мы встречались со следователем больше месяца назад. И меня никуда не вызывали – это следователь приходил к нам в театр. И весь разговор происходил очень уважительно, я даже не ожидала», — рассказала Лия Ахеджакова.

 

Как пишет «Собеседник», чтобы защитить Лию Ахеджакову и других артистов спектакля от вероятных провокаций, в «Современнике» предприняли самые серьёзные меры безопасности: секьюрити, специальная система закрывания дверей, запасные выходы.

 

Напомним, после выхода спектакля «Первый хлеб» в надзорный орган обратилась общественная организация «Офицеры России», которая увидела оскорбление ветеранов в одном из монологов народной артистки. Согласно роли, постаревшая героиня Лии Меджидовны приходит на могилу своего мужа, погибшего в Афганистане, и ругает его нецензурными словами за то, что мир и любовь, за которые он боролся, так и не наступили.

 

В самом же «Современнике» считают, что зрителям была показана история «про людей, которые не умеют жить счастливо, а может, просто боятся. Одни из них приспосабливаются, становятся как все — главное, чтобы солидно. Другие бегут куда глаза глядят, не допуская и мысли о счастье и свободе. А ещё есть такие, как бабушка Нурия, которая протестует против трусости и малодушия». 

 

Олеся Киселева

по информации журнала «7 Дней»